«Акаба удивляет» — статья Андрея Носика, ПГ№1/2020

•   #news   •   статья   •   Иордания   •   Акабский залив   •   PG#1/2020   •   © Андрей Носик   •

Фотограф Андрей Носик проник в Иорданию самым прямым путём, которым идёт основной турпоток: не по воздуху, а по суше из Эйлата. И новогодняя Акаба предстала с неожиданных сторон: вот что значит удачный выбор момента и ракурса! 

Восток — дело тонкое: без знатока местных тонкостей не обойтись. По рекомендации редакции установил контакт с Андреем Спрутом: он давно работает в Акабе дайвинструктором. Повод для беспокойства — он же повод для знакомства: прошла информация, что если нет разрешающего документа, то у фотографов на въезде чуть ли не конфискуют оборудование, особенно у подводных. С этим вопросом и обратился к Андрею, и он эти слухи со всей серьёзностью подтвердил: да, могут забрать! Так что надо заранее получить разрешение, на это надо две-три недели. А ещё Андрей загадочно сказал: «Акаба тебя ещё удивит!» — а я не очень-то понял, о чём он.

План был такой. Понырять три дня. Взять напрокат машину. Съездить в пустыню Вади-Рам, в Петру, а также на северо-восток страны в заповедник ориксов, которые были целиком истреблены в дикой природе в начале 70-х.

И вот вылетаю — но не как все, а в Израиль. Вычислил, что удобнее провести ночь там, а наутро наземным транспортом добраться до погранпункта Wadi Araba в Эйлате и перейти границу. Тем более что разрешение на провоз фототехники выдали именно власти Акабы, и оно могло не сработать, если лететь, к примеру, до Аммана.

На иорданской стороне ждали первые сюрпризы. Таможенник придрался к телевику, пытаясь на плохом английском доказать, что разрешение у меня на две камеры, а на «это» нет. Спас ситуацию Андрей Спрут: звонок ему, и через несколько минут к пограничнику подходит человек, что-то объясняет, и пограничник начинает грустно складывать мою фототехнику обратно в рюкзак. Получаю штамп в паспорт, сажусь в такси, еду в отель готовиться к встрече нового года. Готовиться — громко сказано: распаковать вещи, поужинать в отельном ресторанчике и забежать в ближайший магазин за шампанским. Да! Акаба сразу начала удивлять. Не ожидал, что разрешена свободная продажа алкоголя. Приготовления закончены, можно прогуляться по городу.

И вот передо мной Акаба — город гламурных юношей, кофе и граффити. Неожиданно? Ну есть ещё, конечно, пляжи Красного моря, туристический общепит, отели, сувениры и много народу, как местных, так и туристов: явно все вышли на улицы встречать новый год. В другие дни людей было значительно меньше. Потому что ведь не сезон.

Юноши, на вид от 13 до 30, сплошь с модными причёсками, с укладкой гелем-бриолином, в узких джинсах и курточках, с современными телефонами. В городе на виду много мужских парикмахерских: чуть ли не больше, чем барбершопов в Москве. Женщин по вечерам на улицах заметно меньше, чем мужчин. Зато днём женщины с детьми ходят по городу, торгуются в магазинах.

Кофе в Акабе — это отдельная песня. Признаюсь: я кофеман. И я очень проникся. Кофе обязательно с кардамоном, варят его прямо на улице, в турке на раскалённом песке. Как только поднимается пена, бариста (или как это по-арабски) отливает немного кофе в стакан и опять закапывает турку в песок. И так несколько раз, пока полностью не перельёт содержимое турки. Аромат волшебный! А стоит всего полдинара — меньше 50 рублей.

Граффити — вот уже чего не ожидал тут увидеть. Все заборы расписаны — да, именно расписаны, а не разрисованы. Есть и красота, и просто смешные сюжеты. Видел даже парочку граффити на дайверскую тему.

Предновогодним вечером пересёкся с Андреем Спрутом, передал ему подшивку «Предельной Глубины» за два года. Договорились встретиться наутро: да, 1 января — сразу под воду.

С новым годом! Бокал шампанского — и спать. Утром на такси еду в дайв-центр SeaStar, это десять минут от центра Акабы. Дайв-центр произвёл приятное впечатление: свой трёхметровый бассейн для занятий, достаточно вешалок для снаряги, баллонов тоже немало. Сразу попросил себе баллон на 15 литров, чтобы вообще не думать о расходе воздуха. А ещё тут могут сделать кофе: как без него! Дайвы все с берега — кроме погружения на свежезатопленный пассажирский самолёт: его поставили близко к порту, где с берега не зайти, только с бота. Поэтому-то на него у меня и не хватило в итоге времени: прав был Андрей Спрут, что надо отводить на дайвинг дней пять, чтоб успеть спокойно обнырять лучшие сайты.

Первое погружение — к подводному музею военной техники. Брифинг, потом снарягу в багажник, несколько минут на машине — и на месте. Одеваемся, идём к берегу. Непривычно! Давно так не заходил.

Вода 22 градуса, в пятёрке вполне комфортно, хороший прозрак и полное отсутствие течений. На дне выстроились пушки, танки, колёсная и гусеничная техника, даже вертолёт. Андрей Спрут — отличный гид и умелая фотомодель. Кажется, этот дайв — рекордный по числу удачных кадров. Закончили погружение у джипа, который затопили буквально за несколько дней до моего приезда всего на пяти метрах: он даже ещё не успел ничем обрасти. Теперь здесь идеальное место для прибрежной остановки безопасности.

Вышли, кинули снарягу в багажник, несколько минут — и мы опять в дайвцентре. Удобно! На другой день та же схема: такси до дайв-центра, чашечка кофе, снарягу в машину — и отправляемся на рэк Cedar Pride, который больше тридцати лет был подводной визитной карточкой Акабы, пока в позапрошлом году на дно не встал самолёт Hercules C-130. Затопили аварийный сухогруз Cedar Pride по инициативе тогдашнего наследника престола, нынешнего короля Абдаллы: Его Величество — сам дайвер, и дважды за три дня мы видели его катер, с которого то ли сам король, то ли его сын делали погружение, после чего катер спокойно и без лишнего шума уплывал. Хотя один раз подоспевшая охрана короля задержала нам погружение, и пришлось обождать на берегу, пока Его Величество или Его Высочество закончит нырять.

Рэк Cedar Pride лежит на левом борту на 25 метрах по грунту и основательно зарос кораллами. Кажется, вчерашний рекорд по удачным кадрам удалось как минимум повторить!

Второй дайв — на тот самый самолёт C-130. Тут вдруг сел аккумулятор вспышки, но осталась вторая, и кое-что получилось. Зато теперь знаю, что и как можно снимать с одной вспышкой.

На третий день нырял уже не с одним Андреем Спрутом, а с группой вновь прибывших соотечественников. Первый дайв — на коралловом рифе: всё-таки мы на Красном море! После двух дней рэков было слегка странно видеть такое количество кораллов. И хотя подводный мир Акабы похож на египетский, но никогда прежде не видел такое количество рыб-клоунов за одно погружение: тоже своеобразный рекорд!

Да, подводная программа выдалась коротковатой. Как и предупреждал Андрей Спрут, не хватило пары дней полноценной нырялки. Но ночёвка в пустыне, набатейские постройки в Петре и дикий север.

На прокатной машине отправился на другой день в пустыню Вади-Рам: в этих красноватых песках снято немало фильмов! Пустыней это место назвать можно только формально: туристов многовато!

Да, есть инфраструктура: но всех катают по одинаковым маршрутам, даже если договориться на индивидуальный тур. И на каждой точке много туристов! Вся пустыня — в следах от джипов. Вопрос, пустят ли на своей машине без обязательного бедуина? Всё-таки национальный парк. И как не увязнуть в песках и не заблудиться, но и найти самые крутые локации. Пока не придумал.

Звёзды над пустыней поснимать тоже не удалось: как раз был единственный пасмурно-дождливый день! Зато после ночёвки в бедуинском шатре утро подарило шикарный оранжевый рассвет.

А вот и Петра — первейшая открыточная достопримечательность всей Иордании. Её включили в Новые семь чудес света. Все видели этот фасад, высеченный прямо в скале красного песчаника. Вход — пешком через узкий километровый каньон Сик. Плакат с гордостью извещает, что за 2019 год Петра приняла миллион человек! Это по три тысячи человек в день. Билеты недешёвые, примерно $70, но туристов это не останавливает.

На выходе из каньона внезапно открывается известное всем строение — ЭльХазне, Казна, сокровищница. Многие доходят только сюда— а зря! Набатейский город простирается куда дальше. Есть площадь с амфитеатром, гробницами, храмом в греко-римском стиле. А если пройти мимо пещерных спальных районов, подняться по лестницам, попетлять по каньонам — то можно выйти ко второму крупному фасаду, тоже высеченному в скале. Здесь туристов поменьше. На скалах бедуинские пастухи пасут своих коз и осликов — и открывается вид на горы, долины и даже на Израиль: до него рукой подать. Уделил Петре полтора дня: достаточно, чтобы осмотреть основные достопримечательности.

Финальная часть поездки — оазис Азрак, где организовано наблюдение за разными птицами, и заповедник Шаумари, где можно увидеть аравийского орикса. На входе в заповедник сказали, что вероятность увидеть орикса весьма мала. Но повезло! Наблюдали ориксов на протяжении почти всего двухчасового джип-сафари. Некогда цветущий оазис Азрак ныне пересыхает, его площадь заметно сократилась, но и тут повезло застать во всей красе семейство пеликанов.

План исполнен, теперь назад в Акабу: это 400 км с вынужденной остановкой на замену пробитого колеса. Снова вкусный кофе, которого мне будет так не хватать. На другой день заехал в дайв-центр за снарягой, попрощался с Андреем Спрутом до скорой встречи на Moscow Dive Show. Дальше всё в обратном порядке: граница с Израилем, Тель-Авив, Москва.

Отлично съездил! И оставил кое-что на следующий раз: и на берегу, и под водой.

 

•   #news   •   статья   •   Иордания   •   Акабский залив   •   PG#1/2020   •   © Андрей Носик   •