«Флот-призрак» — статья Павла Лапшина, ПГ#1/2019

•   #news   •   статья   •   PG1/2019   •   Трук   •   дайвинг   •   © Павел Лапшин   •

Журнальный дебют 2019 года
Павел Лапшин рассказывает и показывает, как клуб SmartDive вывез техническую группу на рэки лагуны Трук: исторически и художественно богатое место, высококлассный дайв-ресорт Blue Lagoon — и чистый восторг от погружений.

Летели на Трук долго с неспешной четырёхдневной остановкой в Японии и с пересадкой на Гуаме. Почему таким маршрутом? Очень уж хотелось в Японии побывать! Токио, Киото, скоростные поезда, мир будущего. Какая связь с Труком? Очень даже прямая: рэки-то японские. И на эмблеме ресорта Blue Lagoon, который принимает группу, изображён лучистый японский военно-морской флаг и силуэт военного корабля. Это сейчас страна восходящего солнца мирная, технологичная, открытая, а 80 лет назад при папе нынешнего императора (который сам тоже уже собрался на покой) императорский флот был грозой океанов, и Соединённым Штатам от него изрядно досталось, начиная с Пёрл-Харбора. Что потом было — всем, кажется, известно. В отечественных школьных учебниках Иводзима, Мидуэй, Сайпан упоминаются вскользь, как и Трук. Американский взгляд на это, разумеется, иной. Микронезийские острова Трук, Гуам, Палау — это прежде всего география тихоокеанских морских сражений и десантных операций, и только потом курортно-дайверские направления.

Из Токио — на Гуам: это нынче американская территория, но для отечественного туриста почему-то безвизовая. А вот гражданам Украины и Белоруссии виза на Гуам как раз необходима, и если в группе есть такие паспорта, то надо заранее озаботиться формальностями. По подтверждающему письму от ресорта Blue Lagoon визу одному из белорусских дайверов дали без вопросов. Если лететь из Москвы на восток, миновать Гуам никак не получится: а вот на сам Гуам можно целиком безвизово попасть из Москвы и через Сеул, и через Манилу (куда тоже нет прямых московских рейсов, и надо либо Катар, либо Эмираты). Дальневосточникам повезло: им до того же Сеула всего пару часов, так что на Трук можно летать, как к себе на дачу. Но земля-то круглая, и можно сперва прямым рейсом Аэрофлота перелететь в Лос-Анджелес, если, опять же, есть американская виза, оттуда на Гавайи, а из Гонолулу есть прямой рейс United на Чуук. Но это уж кому как удобно: на Гавайях-то можно ещё как разгуляться, да и в Лос-Анджелесе тоже. А можно вообще сделать кругосветку: улететь из Москвы на восток, а вернуться с запада. Или наоборот. По правилам ICAO кругосветка идёт в зачёт, если пролететь округлённо 37 тысяч километров, то есть не меньше длины Тропика Рака. Если так, то маршрут Москва — Лос-Анджелес — Гонолулу — Чуук — Гуам — Сеул — Москва не про- ходит: это всего-то тридцать тысяч километров, да и до экватора целых семь градусов недолёт. Вот какие выкладки можно успеть сделать в блокноте на длинном перелёте через океан.

И вот она передо мной — лагуна Чуук, она же Трук, россыпь островков, опоясанная двухсоткилометровым рифом. На школьном глобусе всё сливается в точку посреди бескрайнего Пацифика, а между тем тут на ста квадратных километрах суши мелкой нарезки с компромиссным комфортом постоянно живут тридцать пять тысяч человек населения. Федеративным Штатам Микронезии всего-то чуть за тридцать как отдель- ному государству, каждый штат — это группа островов, а внутри штата ещё свои подгруппы, архипелаги, атоллы. Смотрю на карту: сколько в этом атолле точно островов, одиноких скал и камней — и не сосчитаешь! Мало территории, много акватории. Она-то и объясняет, почему Чуук, он же Трук, вошёл в мировую историю (а потом и в географию дайвинга): риф образует естественную бухту, она раскинулась на две тысячи квадратных километров, и это бесценная для военно-морских сил стратегическая позиция. В этой самой бухте стоял, готовясь к последнему и решительному бою, мощный японский флот — и здесь он частично стоит и по сей день. Два ударных линкора, которые были основной целью атаки, сумели чудом уйти из-под удара, в последний момент снявшись с якоря и взяв курс на Палау. А вот оставшимся на Труке не повезло. Были боевые кораб- ли и разные вспомогательные суда — а стали рэки.

Военно-исторические детали разгрома японского флота сегодня довольно хорошо известны: на тихоокеанском театре это стало окончательным переломом, и дальше императорская Япония покатилась по наклонной, хотя и не без отчаянного сопротивления. Широкую известность за пределами узких учёных и флотских кругов лагуна Трук получила благодаря Кусто: в его фильме начала семидесятых ныряльщики забираются внутрь тёмных глубоких рэков чуть ли не в одних плавках и смело шевелят выбеленные морем человеческие черепа. Такое по стандартам современного рэк-дайвинга, разумеется, исключено. Причём Кусто не сумел разузнать даже названий большинства рэков, ему известны были только некоторые. По именам легко отличить гражданские суда, мобилизованные для военных нужд, от боевых кораблей: у гражданских в названии всегда есть слово Maru, это такая японская традиция. Полвека назад, когда Кусто снимал свой фильм, тут и там ещё торчали из воды надстройки и мачты, но на сегодня всё скрылось под водой.

Из почти полусотни плавсредств, потопленных двухдневной американской атакой в феврале 1944 года, для погружений разной степени сложности доступны десятка три: несколько судов и кораблей всё же сумели покинуть лагуну и отойти на пару десятков миль, но были настигнуты и разбомблены. Рэки разного размера, самые крупные под полтораста метров длины. На рекреационных глубинах — десятка полтора рэков, начиная чуть ли не от самой поверхности, остальные же лежат глубже, есть и за сотню метров глубины: как говорится, на любой вкус. Мировой рэк-дайвинг бы сильно обеднел, если б не Трук. Но никак не избавиться от мысли, что каждый рэк — это могила: несколько тысяч японских моряков и лётчиков сгинули в том бою, на каждом рэке были погибшие — от десятков до сотен, и скольких спасшихся потом ещё поглотило море. Потери были и у атакующих: сбито несколько бомбардировщиков и штурмовиков, но среди объектов на дне лагуны американских самолётов, кажется, нет. На рубеже веков японцами была проведена большая работа по подъёму и символическому перезахоронению останков, первая такая акция была ещё в начале восьмидесятых, когда с рэка Aikoku Maru подняли, кремировали и захоронили на берегу около четырёхсот скелетов. Но собрали, разумеется, не всё, и кости всё же иной раз попадаются: к этому нужно быть готовым.

Исходя из доступности рэков, группа заранее разделилась на две части сообразно уровню подготовки. Дайв-ресорт Blue Lagoon в бизнесе давно, дело своё знает, на ногах стоит крепко, технодайверам рад и умеет их качественно обеспечить всем необходимым — разумеется, по предварительному заказу. Парк баллонов — более чем достаточный: есть и двух-трёхлитровые стальные баллоны для ребризеров, и алюминиевые спарки (естественно, с вентилями DIN), и отдельные 11-литровые алюминиевые баллоны с вентилями DIN и YOKE. Кто ныряет с одним баллоном, лучше иметь при себе собственный переходник для DIN-регулятора. И важно понимать, что на Труке техническая подготовка позволяет дайверу увидеть куда больше, чем если ограни- чиваться рекреационными глубинами и не заходить внутрь рэков.

Организация погружений на ресорте Blue Lagoon отработана годами. На акваторию дайверов вывозят лёгкие, быстроходные лодки: до ближней точки минут десять, до дальней — не дольше получаса. После погружения — сразу назад на базу, перезабить баллоны. Два погружения в день: больше и не нужно. Спешки нет. Вода — 28–29 градусов. За шесть дней дайвинга удалось обнырять двенадцать рэков.

Начали со стометрового грузопассажирского судна Fujikawa Мaru, оно стоит на ровном киле на тридцати пяти метрах по грунту. В трюмах лежат сохранившиеся части самолётов: пропеллеры, авиадвигатели, топливные баки, какие-то бутылки. На палубе хорошо различимы орудия, носовое и кормовое. Видимость метров тридцать: лёгкое и комфортное погружение, отличное начало.

На такой же глубине лежит на левом борту 155-метровое судно обеспечения подлодок Heian Maru. Здесь крайне заинтересовало машинное отделение. Именно с машинного отделения начинаем всегда осмотр рэка: это сердце корабля, и сохранность обстановки там обычно наилучшая. Но и осторожность тут надо проявлять максимальную: машинное отделение упрятано в самые дальние отсеки, муть мгновенно поднимается от неосторожного движения, так что по протоколу обязательно прокладывали ходовик, о чём ни разу не пожалели.

На тридцати девяти метрах лежит рэк Hoki Maru, сухогруз с полными трюмами всякой всячины, не хуже Тисселя: строительная техника, трактора, бульдозеры, катки, грузовики, запасы топлива в бочках. Передние отсеки полностью разрушены прямым попаданием авиабомбы, но корпус судна по большей части невредим и доступен для проникновения. Погружение с проникновением требует чёткого планирования и идеальной плавучести, в трюмах тесновато, а тут ещё предыдущая канадская группа перед нами изрядно намутила, так что выходить пришлось в облаке взвеси из ила и ржавчины.

Самый же глубокий из рэков, куда удалось сходить — это 130-метровый транспорт San Francisco Maru, его палуба начинается на 45 метрах, глубина по грунту 63 метра. Рэк грациозно стоит на ровном киле. Главная достопримечательность — три лёгких танка, уцелевших на верхней палубе. Танки очень маленькие, буквально с мотоцикл «Урал», и совершенно непонятно, как туда помещался экипаж, пусть даже и специально набранный из наиболее худосочных японских рекрутов. Хорошо сохранилось и носовое орудие. Большое судно в прозрачной воде — всегда завораживающее зрелище.

Вот ещё несколько обнырянных за эту поездку рэков.

106-метровое судно-водовоз Nippo Maru промышленно опресняло морскую воду и снабжало ею корабли. Это один из популярнейших рэков Трука, он лежит на пятидесяти метрах с заметным креном на левый борт. На верхней палубе лёгкий танк, три противотанковых гаубицы, трюмы набиты оружием и снаряжением. На мостике сохранился машинный телеграф.

Грузопассажирское судно Yamagiri Maru длиной 133 метра лежит на левом борту, глубина по грунту 33 метра, а правый борт доступен примерно с десяти метров. В одном из трюмов — большой запас крупнокалиберных снарядов. Доступны для проникновения надстройка и обширное машинное отделение.

Рэк Sankisan Maru стоит на мелководье и практически доходит до самой поверхности, по грунту меньше тридцати метров. Корма оторвана и лежит отдельно на глубине. Помимо грузовиков и частей самолётов, в трюме насыпана груда патронов: это весьма популярный мотив у фотографов. На рэке Kiyuzumi Maru тоже посетили машинное отделение: сам рэк лежит на левом борту примерно на тридцати метрах по грунту, правый борт на двенадцати метрах.

А ещё среди доступных рэков Трука есть подлодка I-169, которая участвовала в атаке на Пёрл-Харбор: не зря Пёрл-Харбор и Трук часто сравнивают как два болезненных взаимных удара. Что вынесли из недельного пребывания на Труке?

Во-первых, по организации погружений. Оба ежедневных дайва делаются с утра и в первой половине дня, после обеда — целиком свободное время. Такой распорядок более чем оправдан: погружения глубокие, а то и вовсе технические. И больше двух дайвов в день — это уже перебор, и в стандартную программу они не входят. Есть ли смысл нырять мельче, но зато чаще — думаю, нет. То есть теоретически можно, третий дайв обойдётся всего $35 в день. Ночные дайвы тоже не практикуются: всё же ночь — это время макро, а на Трук едут отнюдь не за козявками. Так что и макрооптику можно, наверно, не брать, чуть сэкономив на перевесе.

Во-вторых, по сервису. В цену путёвки примерно за $120 в сутки — и это нетипично для дайв-ресорта — размещение включено, сам дайвинг с гидами тоже включён, а вот питание не включено. Гости ресорта Blue Lagoon закусывают в ресторане и выпивают в двух прилегающих барах, всё на закрытой территории ресорта. В меню, кстати, есть пара вегетарианских страниц. Тут вообще всё своё: не только дайвшоп с сушилкой и ремонтной мастерской, но даже и продмаг. А также пальмы, газоны, беседки, всё аккуратное, ухоженное. Так что покидать обширный периметр сухопутным порядком нет никакой необходимости. Да и смотреть на острове нечего: дорога в аэропорт и обратно снимает все страноведческие вопросы. По морю — другое дело: ресорт предлагает однодневные вылазки на островки Джип и Фоному, это чистый курортный восторг, белый песок и открыточный тропический парадайз, как на кондитерской рекламе. В этот приезд времени отвлекаться на пляжные банальности не было, но на будущее такую ценную возможность необходимо иметь в виду. Вдруг кто соберётся на Трук с семьёй! Хотя с такой длиннющей дорогой на перекладных — нет, не семейное это место, а строго дайверское. Причём и рекреационному дайверу, и технарю с рэк специализацией или без здесь есть где разгуляться. Но особенно, конечно, фотографам: богатейшая и разнообразнейшая натура в тёплой прозрачной воде. Для тематического фотосеминара — лучше и не придумаешь места. Только б долететь!

А чтоб вникнуть в военно-историческую часть — есть собственный музей, посвящённый Кимиу Айсеку, отцу-основателю ресорта: его первый собственный дайв-бизнес открылся в далёком 1973 году, через пару лет после выхода фильма Кусто, и с тех пор исправно функционирует. Впечатляет собрание выловленных со дна артефактов и военных реликвий. Сейчас, разумеется, трогать и тем более присваивать подводные сувениры строжайше воспрещается. Но при музее есть сувенирная лавка, и для расслабления гостей она не принимает никаких денег: бери что угодно, потом это включат в финальный расчёт перед выездом. В ходу, разумеется, наличные американские доллары, но можно расплатиться и карточкой: двадцать первый век на дворе, хоть мы и посреди Тихого океана! И для полноты картины: на отдельном выставочном стенде — портреты знаменитостей, которые почтили ресорт Blue Lagoon своим присутствием. Если дело так пойдёт, то скоро и наши соотечественники пополнят эту галерею своими довольными лицами.

Этот выпуск журнала и предыдущие читайте бесплатно на issuu.com
По ссылке (через VPN) https://issuu.com/predelnaya-glubina

•   #news   •   статья   •   PG1/2019   •   Трук   •   дайвинг   •   © Павел Лапшин   •